Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Виктор Ратников: "На сегодняшний день имеет смысл говорить про индустриальный Интернет вещей"

Виктор Ратников, 15/01/2019

ratnikovВ этом году телекоммуникационный оператор "ЭР-Телеком Холдинг" запустил в 52 городах сети промышленного интернета вещей (Industrial Internet of Things, IIoT) полностью за счет собственных инвестиций. О цели и миссии проекта, его технических составляющих и о финансовой стороне вопроса поговорили с Виктором Ратниковым, вице-президентом по инновациям компании

– Как вы думаете, почему для внедрения IoT в регионы была выбрана именно ваша компания?

– Слово “выбрана” не очень удачно подходит, никто нас не выбирал. Мы сами выбрали себе направление развития. Интернет вещей – это одна из немногих инноваций, которая позволяет операторам связи занять смежные рынки. Так как компания не обладает спектром радиочастот сотовых операторов, мы в течение трех лет тестировали различные технологии и остановились на LoRaWAN. На сегодняшний день я уверен: выбор сделан правильно, так как, по всем маркетинговым отчетным материалам, это наиболее быстрорастущая и готовая к массовому применению технология. Планируемой к использованию сотовыми операторами технологии NarrowBand Internet of Things (NB-IоT), о которой сейчас говорят, нужно еще пройти путь создания экосистем, то есть не только передать информацию от датчика до облака, но и дать E2E-solution. В этом и заключается задача оператора – предоставить клиентам готовую к применению услугу.

Как IoT повлияет на рынок ШПД-операторов? Как изменится отрасль?
– Рынок, безусловно, будет использовать компетенции операторов в области телекома. Но не думаю, что отрасль сильно изменится, потому что под IoT сейчас чаще всего понимается LPWAN (Low-Power Wide-Area Network) – то, что не требует постоянного стационарного источника питания. То есть датчик может быть использован в любых условиях,  его сигнал покрывает большие расстояния и обладает хорошей проникающей способностью. Но за это приходится платить скоростью. Поэтому с точки зрения нагрузки на сеть не предвидится больших взрывов.

Здесь можно провести аналогию с СМС – передачей коротких сообщений, сообщений, оповещающих о чем-то или дающих сигнал, или просто мониторинговых, снимающих показания. Можно ли использовать это для передачи данных? Можно, но за это вы заплатите сроком жизни датчика.

Для того чтобы отрасль кардинально изменилась, нужно внедрение 5G, где существуют огромные массивы информации, где есть понятия заказного качества, заказной задержки для распространения сигнала. Это уже другая область, скорее, удел сотовых операторов, которые имеют в этом огромную компетенцию. Вот 5Gповлияет на сеть передачи данных в целом и на магистральные каналы тоже.

– Получается, будущее только за 5G?
– Нет, не только. Не думаю, что 5G закроет все ниши. Еще ни разу в истории телекоммуникаций не было какой-то технологии, которая бы отменяла все остальные. Всегда кто-то решает отдельные задачи намного эффективней, чем вчерашний лидер. Например, говоря про передачу данных, мы думаем про LTE. В то же время, если посмотреть, “кто” реально доносит информацию до сети, легко понять, что очень часто это Wi-Fi. Должен быть правильный набор инструментов. Многие мечтают об одном и универсальном, но пока ни в одной отрасли такого инструмента не найдено, и телеком не является исключением.

prom

– Какие сферы в первую очередь позволит развивать Интернет вещей?
– На сегодняшний день имеет смысл говорить про индустриальный Интернет вещей. Сейчас мы находимся на ранней фазе развития: сначала должна появиться сеть, потом приложения. Для массового рынка покрытие и его плотность недостаточны.

Тут есть два подхода: “хочу” и “могу”. “Хочу” – это отчеты маркетинговых компаний, где наиболее востребована данная технология. Сюда можно отнести Smart Building, например. А есть “могу” – сферы, где это сейчас можно использовать и где уже есть SmartСity. Это зависит не только от технологий или потребностей, но и от юридически возможных схем, от экономики, от того, какое влияние оказывается новой технологией отдельно на то или иное производство или вертикальную отрасль. Сейчас в ходу SmartСity, ресурсоснабжающие организации, отдельные производства, где легко подсчитать экономику. Есть такое понятие “ценность для клиента”, во многих отраслях она интуитивно понятна, в проектах вы можете посчитать реальный экономический эффект. В основном он связан с фазой “доавтоматизации” и с изменением издержек.

– И в каких именно производствах экономический эффект от IoTвиден уже сейчас?
– Традиционно мы работаем с нефтью и газом, там, где огромные расстояния, отсутствие инфраструктуры, большое количество оборудования, которое готово к локальной автоматизации, то есть существует система управления на местном уровне, ее надо просто связать с цифровой моделью для того, чтобы информация поступала своевременно. Вот эта отрасль полностью готова к IoT. У них есть и средства, и понимание, и искусственный интеллект, необходимый для следующих фаз Интернета вещей с точки зрения трансформации отрасли.

– Для предоставления услуг Интернета вещей вы используете стандарт LoRaWAN. Почему именно LoRa?
– Эта технология в данный момент доступна и наиболее развита. Кроме того, мы уже 15 лет занимаемся радио и обладаем всей необходимой экспертизой и инфраструктурой: есть инженеры на местах, есть цифровые карты, есть системы расчета покрытия, то есть существует некоторая база. Но компания не ставила для себя цель быть оператором именно LoRaWAN, мы хотим быть оператором Интернета вещей, просто именно эта технология сегодня наиболее доступна. Но традиционно мы сильны в Wi-Fi, занимаемся Bluetooth, а все эти технологии используются в Интернете вещей. Очень надеемся, что найдем себе место и в 5G, не как инфраструктурный оператор, а как оператор, возможно, более высокого уровня для конечного клиента.

– Как быстро вы планируете окупить инвестиции, вложенные в строительство сети IoT?
– Инфраструктура в один день не окупается. Вы можете возместить расходы быстро, но это серьезно повлияет на стратегический результат. Можно выбрать ключевые места, поставить там базовые станции, быстро, за год все окупить и пойти отдыхать. Но если смотреть на это стратегически, вкладывать и расширять производство, тогда это долгая история. Стандартно – не менее трех лет. Все зависит от темпов роста, как это ни парадоксально звучит.

– По проектам, связанным с IoT, вы сотрудничаете с местными администрациями.Возможно ли вообще в нашей стране внедрять Интернет вещей без сотрудничества с государством?
– И да, и нет. Можно ограничить рынок, но это будет существенное ограничение. Как я уже сказал, больше всего Интернет вещей сейчас востребован государством. Это и вода, и газ, и электричество, и муниципальные приложения. Мы работаем с государством по другим услугам и не видим смысла для себя сужать рынок. Да, он требует пристального внимания, особенно в ресурсоснабжающих сферах: это и повышенная безопасность, и соответствие внутренним индустриальным стандартам, отраслевым стандартам в частности, что требует специальных мероприятий, разработок, специальной подготовки.
Но самое главное, что известны правила игры. Все можно заранее просчитать, а не выходить в какие-то венчурные начинания. Думаю, что мы пойдем именно не по принадлежности к B2B, или B2C, или B2G, а по востребованности вертикальными рынками.

– Изучали ли вы иностранный опыт? Чем российский подход и реализация проектов IoT отличаются от того же в других странах? Есть ли у нас своя специфика?
– Специфика у нас, безусловно, есть. За границей совершенно другое ценообразование. А мы пока должны закупать технологии, и в том числе оборудование, за валюту. Следует учесть, что у нас уже есть установившийся взгляд или ожидания по ARPU(средний доход в расчете на одного абонента) и он приблизительно такой же, как у сотовых операторов, то есть мы фактически находимся в ценовых лидерах в мире, обогнав, например, Индию.

Поэтому в плане опыта мы ориентировались большей частью не на развитые страны, а на схожие по покупательской способности и экономике с нашей. В частности, у Индии мы многому научились и постоянно поддерживаем отношения. Они начали чуть раньше нас. Все операторы, с которыми мы общаемся, уже многое прошли и набили шишки в течение трех лет. Нам с этой точки зрения гораздо легче, главное, чтобы было желание учиться.

Но я уверен, что нам необходимо будет работать над этой системой не меньше, чем это делают коллеги, так как она должна быть национальной и адаптированной к рынку. Если все будет оцениваться в долларах и евро, то вскоре эти ножницы сыграют с нами злую шутку. Мы не достигнем точки эластичности рынка, не достигнем массовости применения этого продукта и останемся в категории “снимания сливок”, но и это ненадолго.

– В каких еще городах и регионах вы планируете строить сети IoT?
– Я не думаю, что будет какое-то существенное увеличение с точки зрения городов в ближайшее время. У нас достаточно прагматичная позиция. Мы покрыли практически все города с населением свыше 300 тыс., создали инфраструктуру, распланировав наше производство таким образом, чтобы иметь возможность за очень короткий срок достичь практически любого покрытия или производительности в любой точке своего присутствия. А это более 70% населения страны. Так что мы обозначили, что у нас есть покрытие, техническая инфраструктура, технические специалисты, а далее будем смотреть на востребованность рынком другой территории. Под понятные проекты и потребности “ЭР-Телеком Холдинг” готов и будет расширять сетевое покрытие Интернета вещей.

Темы:"ЭР-Телеком"интернет вещейважно
Комментарии

More...