Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

Эксперты об автономном Рунете. Часть 1

Анна Заварзина, 05/03/2019

 Поговорили с экспертами об автономном Рунете. Повторит ли Россия китайскую модель, или у нашей страны, как обычно, свой особый путь. 

40446_75e5b7fd_wMAfr3Ob_1551354928Алексей Парфентьев,
Руководитель отдела аналитики СёрчИнформ


Какова, на ваш взгляд, истинная подоплека этого законопроекта?

Официально заявляемая цель – добиться самостоятельности, стабильности и независимости веб-инфраструктуры страны. По сути это значит создать «Рунет» – но ведь он уже создан: отечественные интернет-сервисы работают вполне автономно от западных конкурентов. Поэтому, если верить такой официальной мотивировке, то ответ на вопрос «зачем это делать?» – незачем, потому что Интернет – это такая система, в которой утрата одной ее части не приводит к исчезновению другой. Изоляция не сделает Интернет (пусть и его локальный кусочек) безопасней – ведь сетевых злоумышленников хватает и у нас. Значит, основная цель – контроль. Это видно по последовательным шагам: здесь и «пакет Яровой», и требования к регистрации криптосредств в ФСБ, и планы по «паспортизации» доступа в социальные сети, и требования по локализации хранения данных россиян. А более 10 лет назад под эту задачу был создан Роскомнадзор, который и стал первым регулятором интернет-пространства в соответствии с интересами государства.

– Повторит ли Россия китайскую модель в том, что касается Интернета
– Действительно, в целом набор последних инициатив напоминает «Золотой щит». У нас уже есть выборочные блокировки, требования по долгосрочному хранению пользовательских данных, предусмотрены жесткие санкции нарушителям. После всех запретов пользователю по-прежнему останется доступна базовая инфраструктура – отечественные мессенджеры, соцсети, поисковые и платежные системы, медиаплатформы, хостинги. То есть при отключении каналов связи с внешним миром отечественный сегмент интернета сможет продолжить работу в штатном режиме, при этом соблюдая все требования ФЗ. А дальше между российской и китайской моделью открывается пропасть. Важно понимать, что, во-первых, с технологической точки зрения отечественные решения пока не вполне самостоятельны. С первого взгляда между Яндекс и Google не так много разницы, но, приглядевшись, мы увидим, что отечественные сервисы работают на основе зарубежного системного ПО и технологической базы, самостоятельным является только прикладной аспект. Во-вторых, в Китае этот процесс начался давно, проходил размеренно и без спешки. Достаточно вспомнить, что «глобальная Сеть» в привычном смысле в Китае не просуществовала долго, так что все элементы системы изначально создавались под нужды государства и внутреннего пользователя. В России, очевидно, пока нет ресурсов, чтобы повторить китайскую модель без чувствительных потерь.

– Насколько технически осуществим законопроект об автономном Рунете?
– Пока реализация закона, как мне кажется, возможна лишь формально – с точки зрения разработки документации, утверждения регламентов. Пойдет работа над созданием того самого «аварийного рубильника», который будет готов отключить страну от глобального веб-пространства. Но работоспособность локального пространства напрямую зависит от технологических возможностей. Пока отечественные сервисы уступают иностранным, пока работают на западном ПО и оборудовании, речь отнюдь не об устойчивости и независимости, а об ограничении и изоляции. Для конечного пользователя это означает, что перестанут работать, например, аккаунты мобильных устройств (Apple и Google), крупнейшие социальные сети, мессенджеры, облачные хранилища, тысячи порталов и сервисов, у которых иностранный правообладатель. По многим позициям отечественный рынок не может предложить даже частичной замены. В целом не ясно, как воплотится «обрезка проводов», какими средствами и в каких бюджетах. Никто не может точно сказать, сколько денег на обеспечение закона потребуется в динамике. К тому же многие аспекты он описывает лишь рамочно – масштаб проблемы с трудом поддается оценке. То, что по поводу принятия законопроекта в Госдуме развернулась дискуссия (что само по себе факт удивительный), подтверждает, насколько неоднозначный проект задуман. Даже у них, как и у профессионального сообщества, возникает резонный вопрос целесообразности закона. Поэтому неслучайно готовятся и учения, и уточнения.

Как законопроект, в случае его принятия в нынешнем виде, повлияет на рынок?
На первый взгляд, закон продолжает концепцию импортозамещения и поддержки отечественных компаний – конкурентов глобальных монополистов. Но на практике его принятие может создать прецедент, когда отечественные гиганты вроде «Яндекс» или Mail.ru Group фактически получат карт-бланш на собственную монополию, что застопорит развитие отрасли. Вторая проблема связана с недостаточной детализацией положений закона. Есть опасность, что вопросы технической реализации лягут на плечи компаний интернет-сегмента. Дополнительные обязанности, а равно и расходы для бизнеса в конечном счете приведут к удорожанию услуг.

Дружинин ЕвгенийЕвгений Дружинин, 
ведущий эксперт направления информационной безопасности ИТ-компании КРОК 

Реально ли с технической точки зрения изолировать Рунет? Какими путями это можно сделать?
С технической точки зрения изолировать Рунет возможно, вопрос упирается только в финансовую плоскость. Все зависит от степени «изоляции», которую предполагается достичь. Обсуждаемый законопроект не подразумевает полной изоляции в прямом смысле слова. Предполагается реализовать комплекс мер для контроля за каналами связи, выходящий за пределы РФ и передаваемый по этим каналам сетевой трафик. Общие требования к реализации контроля на уровне операторов связи и прописаны в законопроекте. Что будет с соцсетями, с онлайн-банкингом и другими важными для людей технологиями? На них как-то повлияет изоляция? Понятие «изоляция» не совсем точно отражает суть законопроекта. Ключевая задача обеспечить бесперебойную работу российской части интернета при кибератаках, исходящих от лиц, находящихся на территории другого государства, а для этого у операторов связи должна появится техническая возможность блокировать интернет-ресурсы несущие угрозу. То есть речь идет не об изоляции, а о возможности оперативно реагировать на угрозы информационному пространству РФ. 
Если социальная сеть или иной зарубежный сервис будет использоваться для осуществления кибератак и ставить под угрозу бесперебойность работы российских сервисов, то его деятельность может быть ограничена. 

Как Вы оцениваете законопроект? Есть ли в нем необходимость или существуют иные способы повысить виртуальную безопасность?
Реализация законопроекта даст реальные возможности увеличить уровень устойчивости и защищенности российского сегмента интернет. Упорядоченность работы интернета и контента в нем – это важная государственная задача, решение которой должно позволить, как обеспечить устойчивость информационного взаимодействия государственных органов, так и сделать шаг по повышению готовности российского сегмента Интернета к возможным кибератакам.

Кто в первую очередь пострадает от блокировки рунета?
Пострадают те, кто нарушает законодательство РФ и осуществляет атаки на российские информационные ресурсы.

Продолжение материала

Темы:автономный интернет
Комментарии

More...