Новости Форума All-over-IP

Архив ТСС. Поразительные масштабы проектов СИБУРа

klepinin_800СИБУР является крупнейшей в России интегрированной газоперерабатывающей и нефтехимической компанией. По состоянию на 31 декабря 2015 г. СИБУР выпускает продукты на 26 производственных площадках, клиентский портфель компании включает более 1400 крупных потребителей в топливно-энергетическом комплексе, автомобилестроении, строительстве, потребительском секторе, химической и других отраслях примерно в 75 странах мира, общая численность сотрудников Группы превысила 27 тыс. человек. Количество пользователей около 16,5 тыс., их обслуживают около 1 тыс. IT-сотрудников в круглосуточном режиме 365 дней в году. Пользователи создают свыше 30 тыс. обращений в месяц. Инфраструктура: 50 тыс. единиц IT-оборудования, из них около 800 серверов и более 90 каналов связи, которые связывают сетью все предприятия СИБУРа.
 

– В компании в течение года реализуется множество IT-проектов. Какие из них будут завершены до конца 2016 г.?
– Все проекты СИБУРа, в которых присутствует IT-составляющая, можно разделить на три типа.

1. Организационные – относятся к внедрению бизнес-приложений, то есть систем управления бизнес-процессами в различных функциональных областях. Например, внедрение электронного документооборота, системы класса ERP или MES-яркие примеры организационных проектов.

2. Инвестиционные проекты: примером являются проекты строительства или расширения производственных мощностей. Безусловно, в таких проектах также есть IT-составляющая. Сейчас мы реализуем два крупных инвест-проекта – в Тобольске строим нефтехимический гигант "ЗапСибНефтехим", наша страна еще не видела строек подобного масштаба, а также в г. Свободный Амурской области, около Благовещенска, для ПАО "Газпром" НИПИГАЗ, входящий в СИБУР, строит ГПЗ. В этих крупных проектах огромная IT-составляющая, потому что на их базе мы определяемся с целевым решением для всех строек. В этих проектах задействован целый пул информационных систем, огромная инфраструктура, причем двух типов:

  • временная, обеспечивающая период стройки, где трудятся около 5–15 тыс. человек, с широкой инфраструктурой, ЦОДом, сетями связи и т.д.;
  • постоянная – итоговая инфраструктура объекта.

Временная инфраструктура должна по максимуму перерасти в постоянную для того, чтобы не создавать на заводе все с нуля и минимизировать затраты.

3. Непосредственно IT-проекты, где основная цель – развитие IT в компании. Сейчас их около 30. Проекты с разными сроками завершения и находятся на разных этапах. Наиболее крупный проект, а скорее, программа – модернизация IT-инфраструктуры, которая включает в себя около 100 подпроектов и покрывает абсолютно все промышленные площадки. Мы стараемся добиться единого стандарта для всех, идет определенное выравнивание с точки зрения зрелости оборудования.

Завершается проект по единому домену для всех предприятий СИБУРа. 2,5 года назад у каждого предприятия был свой домен, что создавало разрозненность. Мы поэтапно включали предприятия в единый домен. Сейчас осталось порядка 3–4 самых мелких площадок, работа по их включению в единый информационный периметр уже ведется.

– Назовите наиболее значимые проекты в сфере развития коммуникаций.
– В этом направлении мы сейчас делаем три основных упора.

  • Внедрение Skype for business. Решение с января уже работает в корпоративном центре. Сотрудники могут звонить друг другу прямо с рабочих мест, при этом по видео. До конца 2016 г. "раскатаем" приложение на остальные предприятия, в этом году с базовым функционалом – чатом, статусами присутствия. Видео и аудио для ключевых заводов делаем в этом году.
  • Улучшение ВКС и, как отдельный стрим, – приоритизация трафика. Пилотный проект уже реализовали на 10 площадках, качество существенно повысилось.
  • Приоритетом является не только развитие коммуникаций, но и коллективная работа. Для нее мы как раз выбрали SharePoint. Любая проектная команда, которая работает над какой-либо общей задачей, может быстро развернуть типовой портал и там управлять задачами, совместно работать с документами, обмениваться информацией, общаться. Это очень востребованный инструмент в компании, который позволяет решать некую коллективную задачу.

По коммуникациям еще добавлю, что до середины июля текущего года у нас идет проект по выбору единого оператора сотовой связи, и до конца года планируется произвести переход всей группы на услуги единого оператора. Проект будем считать успешным, если порядка 70% абонентов по всей компании окажутся на одном операторе. Одно из требований к оператору – план инвестирования в расширение покрытия сотовой связи на площадках присутствия группы СИБУР.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте по модернизации ВКС.
– В месяц по ВКС осуществляется около 800 сеансов связи. Поэтому один из векторов развития – улучшение качества связи, непрерывность ВКС, улучшение качества картинки и звука. Мы полностью меняем структуру проведения данных ВКС.

У нас есть комплексный план по улучшению коммуникации по переговорным, стационарным коммуникациям. Как раз реализация комплекса ВКС – один из этапов этого плана.

Мы завершили строительство комплекса переговорных. Основная цель, которую мы перед собой ставили, – улучшение качества совещаний и эффективности применения, повышение удобства ее использования как со стороны пользователя, так и со стороны IT-специалистов. Кроме этого, мы активно занимаемся внедрением новой культуры проведения переговоров, смотрим на правила общения, даем людям рекомендации. Например, правило одного голоса, фокусировки камеры на спикере. Данный комплекс, в частности, является серьезным шагом по улучшению этой культуры. Мы решили свои технические задачи по модернизации оборудования, по повышению отказоустойчивости, по увеличению различных одновременно проводимых сессий. В итоге количество переговорных в корпоративном центре выросло в два раза, отказоустойчивость вышла на иной уровень.

За 5 лет была построена многофункциональная сеть видеосвязи, охватывающая более 26 производственных площадок, в которую теоретически и практически могут подключаться и участвовать, использовать ее возможности все сотрудники компании.

Проект модернизации ВКС начался в 2015 г., он логически может быть разбит на две части. Первая часть проекта была посвящена оборудованию 17 переговорных комнат (малые, средние, трансформируемые переговорные, конференц-зал и переговорная телеприсутствия) с использованием новейшего оборудования ведущего производителя решений ВКС, эта часть проекта была реализована российским интегратором. По сути мы сделали отдельный этаж во всем офисе, который предназначен исключительно для проведения переговоров. Его современное оформление мы возьмем за основу для производственных площадок компании.

Вторая часть проекта заключалась в модернизации инфраструктурных компонентов сети, повышении отказоустойчивости работы оборудования ВКС и централизации управления ВКС. Как результат проекта – количество одновременных видеосессий уже увеличилось более чем в 2 раза. По нашим прогнозам рост будет продолжаться и дальше.

Один из крупнейших системных интеграторов на российском рынке и ведущая компания по построению комплекса инфраструктуры зданий и сооружений выступила в роли разработчика, проектировщика и исполнителя работ по оснащению переговорных комнат в центральном офисе компании СИБУР в Москве. Интегратор занимался разработкой концепции о проектировании выпуска рабочей документации, осуществлял монтаж и пусконаладку комплекса технических средств, а также осуществляет гарантийное сопровождение данных систем.

Каждый тип переговорных комнат по своей сути является уникальным, поскольку специалисты интегратора индивидуально подходили к выбору операционных решений для оснащения каждой комнаты в соответствии с требованиями и задачами, поставленными СИБУРом.

Типы переговорных комнат:

1. Малые переговорные комнаты предназначены для проведения встреч с партнерами по бизнесу и внутрикорпоративных мероприятий с численностью участников до 10 человек. В состав переговорных комнат входит оборудование систем отображения, систем ВКС, систем коммуникационно-распределительного оборудования и систем интерактивного управления.

2. Средние переговорные комнаты также предназначены для проведения бизнес-встреч, внутрикорпоративных мероприятий, но с численностью до 14 участников. Функциональным отличием данных комнат является наличие дополнительных систем звукоусиления и вспомогательных средств отображения.

3. Трансформируемые переговорные комнаты максимально гибко используются в виде единого учебного класса или в виде двух небольших независимых учебных классов и предназначены для обучения сотрудников компании Данные переговорные позволяют проводить мероприятия численностью до 12 человек в каждой из переговорных при раздельном режиме использования и до 24 человек в объединенной переговорной при совместном использовании.

4. Конференц-зал, предназначенный для проведения мероприятий на высоком уровне, связанных с главами руководства компаний, топ-менеджерами, а также для проведения деловых встреч и иных мероприятий с численностью до 30 человек. Коллективным средством отображения конференц-зала является видеостена, которая состоит из 9 бесшовных модулей с диагональю 47 дюймов, и также оборудование конференц-зала позволяет проводить конференции с помощью конгресс-систем, о которых мы сегодня говорим, а также вести записи протоколирования мероприятий.

5. Переговорные с эффектом "погружения", которые создают атмосферу, схожую с живым общением, как будто собеседник сидит за другим концом стола. Решение, примененное в СИБУРе, – первое внедрение подобной системы в России. Совмещается с разными системами телеприсутствия разных производителей и разными платформами обменных коммуникаций, что значительно расширяет спектр его применения – есть возможность общаться не в рамках единой инфраструктуры, но и с компаниями, использующими иные решения для проведения ВКС.

– А есть ли у IT СИБУРа какие-то специфические задачи?
– Да, есть и такие задачи. СИБУР постоянно в движении, что-то приобретается, что-то продается, поэтому есть блок проектов, связанный со слияниями и поглощениями в плане предприятий и производств. СИБУР динамичен, меняет свой периметр, при любом приобретении или продаже какого-либо актива большая часть IT-составляющей тоже касается инфраструктуры, бизнес-приложений и связи, то есть нужно включить в периметр какой-то актив или наоборот исключить. Соответственно, IT включается в эту цепочку. Один из примеров – в начале 2016 г. СИБУР приобрел Тобольскую ТЭЦ, актив для нас относительно нетиповой (электроэнергетика) и крупный, поэтому мы его сейчас интегрируем в нашу IT-инфраструктуру и в ландшафт бизнес-приложений.

– Есть ли проекты по обновлению приложений и ОС?
– Безусловно. Часть проектов связана с миграцией разнообразных приложений Microsoft. Мы их делаем как проекты, для нас это всегда кейс – обновление серверной ОС или переход на новую версию Internet Explorer, например. Это связано с тем, что у нас довольно много бизнес-приложений, заточенных под конкретную версию, и не все производители этих приложений поддерживают переход на новую версию, требуются доработки, индивидуальная работа с каждым вендором. Поэтому мы сейчас разработали дорожную карту до 2024 г. – какие системы и когда планируем переводить на новые версии.

– Пользуются ли ваши сотрудники мобильным офисом? Как он выглядит для СИБУРа, какие необходимые элементы?
– Сейчас для нас это очень актуально. Сотрудники СИБУРа много перемещаются, география широкая, в том числе и заграничная. Плюс обсуждается тренд на работу из дома для определенной части сотрудников, поэтому мобильный офис для нас – серьезный инструмент работы. В среду удаленной работы выносятся основные бизнес-приложения, с которыми работают люди.

– Реализуется ли у вас проект по внедрению ITSM/ITAM?
– Решения данного класса закрывают управление сервисами и IT-активами. До конца 2016 г. мы планируем внедрить 6 базовых процессов ITSM. Дальше на 2017 г. есть планы по расширению, на финише которого стоит "сборка" – зонтичный мониторинг для всех сервисов. Мониторить будем и инфраструктуру, и бизнес-приложения, и даже критичные бизнес-процессы, такие как отгрузка готовой продукции или осуществление платежей в этой инициативе – смотрим на 3 года вперед.

Сейчас идет внедрение системы. К отбору же мы подошли основательно: начинали с анкетирования 33 производителей, проанализировали весь рынок. Далее, на втором, этапе у нас осталось 8 систем, с которыми была уже более детальная работа – встречи, референс-звонки, мы получали уже некий прообраз коммерческого предложения. В итоге оставили три системы для детального выбора. При переходе со второго на третий этап каждый вендор уже определял интеграторов, с которыми он идет в проект. Таким образом, мы слегка сократили срок выбора. Финальным этапом выбора было выполнение нашего контрольного задания и интервью проектных команд – могу сказать, что это расставило все точки, поскольку в целом, системы по функциональности достаточно схожи. Окончательно мы остановились на конкретном решении пару месяцев назад. Сейчас внедряем его, оптимизируем под бизнес-процессы нашего IT. Говорить название системы, пока не закончилось ее внедрение, я бы не хотел.

У проекта очень амбициозные сроки, хотелось бы уже в декабре уйти в опытную эксплуатацию. Этому поспособствует то, что у нас не чистое поле, а есть действующие системы, где работают базовые ITSM-процессы. Плюс произведена довольно большая предварительная организационная работа – есть пул регламентных документов по IT-процессам, которые можно оптимизировать и переложить на систему.

– Осуществляется ли технический мониторинг на объектах СИБУР?
– Как раз недалеко от внедрения ITSM-системы стоит еще тема технического мониторинга всех объектов IT-инфраструктуры. Сейчас у нас перекрыто все, что касается объектов Windows (серверы, рабочие станции).

В перспективе смотрим на остальные объекты и прежде всего на мониторинг сети, дальше будет решение для телефонии, кондиционирования, ИБП, печатной техники и т.д. Это менее критичные объекты, но, тем не менее, мы закроем технический мониторинг целиком по всем системам. У нас есть прообраз ситуационного центра, где специалисты в режиме онлайн отслеживают работоспособность инфраструктуры. А также есть двухлетние планы его развития.

– Как принимаются IT-проекты в структуре компании?
– По итогам 2014 г. мы поняли, что из всех наших IT-проектов (по сути, никакой методологии их управления до 2015 г. не было) порядка 70% всего сделали в срок. Остальное затянули. Грубо говоря, не выполнили. Задумались, как нам комплексно решить эту проблему, и пришли к выводу, что нужна внутренняя методология по управлению IT-проектами для того, чтобы и контролировать, и понимать, какие проекты мы берем в работу, по каким критериям, а какие задачи выполняем в линейную деятельность.

В первом квартале 2015 г. мы разработали такую методологию, утвердили ее внутри IT и 9 месяцев жили по этой методологии. И по итогам 2015 г. мы в срок выполнили уже 97% проектов Это еще с условием того, что количество IT-проектов выросло в два раза.

– Что из себя представляет эта методология?
– Это симбиоз методологии PMBoK и методологии Prince 2, добавили определенную СИБУРовскую специфику и написали небольшой документ, разработав шаблоны стандартных документов.

Есть типовые этапы проектов – от инициации до формального закрытия. По каждому этапу есть стандартный набор документов – начинается с мандата проекта, который на общем уровне описывает сроки, цели, участников, бизнес-выгоды, дальше он эволюционирует, появляются проектные планы, уставы и т.д. На закрытие проекта тоже необходим комплект документов. Таким образом, мы обеспечили документирование.

Далее необходимо было принять решение по контролю и статусу проектов. Раз в две недели проводятся проектные статусы, формы для контроля по каждому проекту и по всем проектам в целом. Ничего особенного, но появился хороший инструмент контроля, чтобы понимать по срокам, где мы находимся.

Встал вопрос относительного того, какие именно проекты брать в реализацию и являются ли они проектами. Мы ввели критерий по сумме и по количеству взаимодействий внутри холдинга. Например, если есть стейк-холдеры в другие подразделения или функции, то это уже проект.

Все, что относится к проекту, рассматривается на проектном совете, обязательно приходят представители заказчика, как правило, это кто-то из бизнес-функций, объясняют, для чего это нужно, какие от этого ожидаются эффекты – положительные с точки зрения NPV или нет, – какой срок, окупаемость и т.д. Дальше смотрим ресурсы, есть ли внутренние для реализации проекта, смотрим на наличие бюджета и уже дальше принимаем решение, делаем или нет, отправляем на доработку, поиск бюджета и т.д. Если все хорошо, то проектный совет его принимает, выделяются руководитель проекта и команда проекта. Проект попадает на дашборд для мониторинга, и все, идет реализация. Потом руководители проектов отчитываются, в том числе на проектном совете, чтобы перевести с этапа на этап. Там тоже требуется собрать проектный совет – очный или заочный. Если нужны какие-то серьезные решения, связанные со сдвигом сроков или увеличением команды, бюджета, то заседание обычно очное.

Кроме того, мы проводим постпроектный мониторинг – часто бывает, что проект уже выполнили, его нужно закрывать, но по выгодам еще непонятно, они еще не проявились, поскольку привязаны к каким-то изменениям в процессах работы. Проект завершился, и это точка начала изменения этой линейной работы, требуется еще полгода поработать, чтобы узнать, есть эффект или нет. Такие проекты как раз отправляются на мониторинг, они приходят еще через полгода и рассказывают, как они работали в новых условиях и что это им дало.

И если кто-то может подумать, что тут масса бумажной работы и ненужного взаимодействия, скажу, что он ошибается. Оно есть, но не в том масштабе, чтобы был перекос в такую волокиту, а оцифрованные результаты позволяют нам говорить о ее целесообразности.

– Что сейчас происходит с проектом стройки "ЗапСибНефтехима" в части IT?
– Предприятие будет специализироваться на производстве полиэтилена и полипропилена. Завод активно строится, сейчас готовится временная инфраструктура для обеспечения строительства стройгородков. Людей будет скоро очень много. Смотрим, какой там ЦОД делать, сейчас рассматриваем возможность работы мобильных контейнерных ЦОДов с прицелом их дальнейшего использования на том же Амуре. Тянем сеть, строим связь (оптику).

– Расскажите, пожалуйста, о проектах в Амурской области.
– Около города Свободный сейчас реализуется в части обеспечения IT крупный инвестиционный проект для ПАО "Газпром". Завод строит "НИПИГАЗ", а СИБУР является акционером института. Идея та же самая – временная инфраструктура и постоянная, но и то, и другое там нужно согласовывать не с корпоративными стандартами СИБУРа, а с корпоративными стандартами ПАО "Газпром".

– А как идет развитие ERP-системы в компании?
– Мы внедрили ее недавно, у нас были шаблонные решения 1С по предприятиям, в корпоративном центре OeBS. Сейчас у нас осталась часть 1С, SAP внедрен на четырех предприятиях, но при этом мы смогли покрыть всю цепочку – от производства до отгрузки – внедрили систему, совместив горизонтальный и вертикальный подходы. В 2015 г. мы запустили ERP-систему в эксплуатацию по четырем предприятиям, а в 2016 г. продолжаем тираж на предприятия. Мы взяли первое место по внедрению в регионе СНГ и второе – в регионе EMEA.

– Какие сети связи построены на объектах? Что в приоритете?
– На предприятиях СИБУРа нашли применение современные средства связи, среди которых и беспроводные, и стационарные сети, используется в том числе и транкинговая связь. От систем спутниковой связи мы отказались примерно лет 10 назад.

Основа – это оптика, Wi-Fi мы не используем практически вообще нигде, есть исключения для некоторых офисов, но там Wi-Fi только гостевой, без выхода во внутреннюю сеть. Активно используется радиосвязь, в том числе взрывозащищенная (TETRA и др. стандарты).

Со связью у нас в компании наименее стандартизированная ситуация, одна из задач на этот год – создать центр компетенции технологической радиосвязи, и вторая – разработать стандарты по использованию связи. Исторически на предприятиях применялись разрозненные сети и системы связи, вся экспертиза только на местах. Поэтому центр компетенции будет расположен в регионе, возможно, в Нижневартовске или в Тобольске.

– В группе СИБУР хранится и обрабатывается огромное количество информации и различных операций. Сколько у вас ЦОДов и каковы их особенности?
– Все зависит от того, что считать ЦОДом. Серверная есть на площадках, там, как правило, только файл-сервер, принт-сервер и репликатор домена – это минимум, который живет на площадке. Есть хабы, которые действительно можно считать уже ЦОДами, – один в Москве, один в Нижнем Новгороде. Площадки в Томске, Тобольске и Воронеже тоже можно назвать ЦОДами, потому что пока там сохранены и некоторые локальные расположения, те же MES-системы живут автономно.

– Насколько для вас актуальна тема Big Data?
– Тема для нас актуальна, у нас завершился пилот по одному из решений в Томске. Сейчас мы смотрим на экономическую эффективность проекта. Результаты внедрения планируем оценить в самое ближайшее время.

– Как происходит выбор IT-оборудования при закупках?
– Все закупки идут через тендер, через наш портал закупок B2B, который был еще давно разработан, периодически он обновляется. Все конкурсы размещаются там. Призываем всех участвовать, подавать заявки, работать с нами. СИБУР работает на общих основаниях со всеми партнерами вендоров. Очень часто к нам обращаются с просьбой выдать спеццены, тут мы занимаем вполне четкую позицию и просим вендоров не защищать определенных партнеров. Как показывает практика, по результатам таких "беззащитных" тендеров мы получаем условия лучше.

– Насколько для вас актуально импортозамещение, находитесь ли вы под каким-то давлением в этом плане?
– СИБУР – компания частная, поэтому обязательных требований по импортозамещению в части IT к нам нет. При выборе IT-решений мы руководствуемся критериями эффективности. Поэтому для нас важны, в первую очередь, цена и функциональность, при выборе как программного обеспечения, так и аппаратного. И эти правила действуют для всех поставщиков, вне зависимости от того, какую страну они представляют. Все соревнуются на общих основаниях.

При этом мы внимательно смотрим на опыт других компаний, которые уже применяют российские разработки, общаемся с ними, ищем решения, которые могут пригодиться и нам. А они, кстати, появляются. Ожидаем, что скоро количество перейдет в качество, при этом с конкурентоспособной ценой – тогда начнется новый виток развития наших IT-производителей. Кстати, некоторое отечественное оборудование уже сегодня неплохо себя зарекомендовало, и ценовое предложение вполне конкурентоспособно.

Опубликовано: Журнал "Технологии и средства связи" #3, 2016

Сюжеты: Сибур Павел Клепинин